contrstream: (Default)
 

Замечу сразу: я не планировал писать продолжение к «Сталинским репрессиям…» Целью той статьи было не обеление сталинизма и не очернение жертв репрессий. Мне показалось это достаточно ясным и из самого текста, но последовавший шквал комментариев показал: самое главное так и осталось непонятым. Поэтому приходится писать продолжение.

        Честно говоря, меня приятно удивил рейтинг первой части. Сознательно давая статье столь провокационное название, я ожидал получить в среднем балла два. Но, оказалось, есть  достаточно народу, способного понять идею текста, а не только его тему. Поэтому я искренне благодарен  за профессионально сделанные комментарии. Большинству же критиков сразу отвечу оптом: комментируя, не расписывайтесь в собственной некомпетентности, и уж хотя бы не подставляйтесь под заранее очевидный ответ. Вот пишет журналист, не так давно жаловавшийся на то, что толстосумы не ценят его таланта, о некоем «Североморском канале». Уж не говоря о правописании комментария, очевидно расписывается в незнании а) истории, потому что каналы были Беломорско-Балтийский, Волго-Донской, но никак не Североморский и б) географии, потому что Северное море омывает Великобританию. Если желаете Калашникову самому оказаться в лапах МВД, так хотя бы прочтите внимательно текст, в котором русским языком написано, что и сейчас есть несправедливо арестованные и осуждённые. А ехидно вопрошая «Не был ли …?» дайте себе труд ответить на два вопроса: едите ли Вы мясо и рубили ли Вам голову на птицефабрике или кололи ли сердце после откорма финским ножом.

        Ну и теперь к сути. Сразу сделаю оговорку: дальше следует простой пересказ книг и статей С.Г. Кара-Мурзы и  И.Пыхалова, которые, в свою очередь, основываются на исследованиях группы В.Земскова, а также П.Краснова и А.Дугина. Вновь, как и в первой части, предлагаю интересующимся предоставить ссылки и библиографию по e-mail или любым угодным способом. Подчеркну, что приводимые цифры не оспариваются и вошли в университетские учебники истории на Западе.

Источники лжи.

        Пальму первенства в этом хит-параде следует разделить между бывшим британским разведчиком Робертом Конквестом и русским писателем, лауреатом Нобелевской премии Александром Солженицыным. И именно разделить, потому что при всей несхожести их судеб и карьер они едины в одном – единожды начав лгать, остановиться они уже не смогли. Приводимые ими цифры жертв сначала сталинизма, а потом и в целом социализма росли-росли, и, в конце концов, выросли до приводимых Солженицыным в интервью испанской Directisimo-1 в 1976г. 110 миллионов человек. Причём переход от «сталинизма» к «социализму» произошёл по вполне тривиальной психологической причине: западная публика, на потребу которой и писали свои псевдонаучные труды данные исследователи, постепенно привыкла к приводимым ими миллионам и потребовался качественный переход: свои же «оценки» в миллионы пострадавших они экстраполировали на всё время существования Советской власти и получили один 26 миллионов убитых, и другой – 66. Рекомендую метод для налоговой инспекции – экстраполируем самый высокий годовой доход человека на время его жизни от нуля лет и берём подоходный.

Когда же появились реальные цифры?

        Вы удивитесь, но появились они в начале девяностых годов прошлого века. Горбачёв открыл архивы и профессиональные историки, а также любители вроде ребят из общества «Мемориал» с интересом в них углубились. Окончание работы группы В.Земскова, например, датировано 1993г. Но по  вполне понятной причине интерес к их труду был безвозвратно утерян – Союз уже был уничтожен, поэтому Сталину можно было хоть приписать миллиард жертв, хоть списать все – началась приватизация. А в отколовшихся частях бывшего Союза возник новый спрос на Конквесто-Солженицынскую ложь – лохам надо было объяснить, от какого ужаса они спаслись, бежав в независимый рай.

        Что ж, вот реальные цифры:

        Наивысшее число заключённых в Исправительно-Трудовых Лагерях (ИТЛ) – в 1950 г. (а не в «кровавом 37-м») - 2.760.095 человек. Тут и «политические» (статья 58) и уголовники, и пресловутые «три колоска», и бандеровцы, и власовцы, и прочие поборники демократии. Это, повторюсь, самое большое число. В остальные годы цифра колеблется от миллиона до двух с половиной.

        Общее число осуждённых за «контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления» за 1921 – 1953гг. - 4060306  человек. В среднем – по 123 тысячи в год. Выделяется пресловутый 1937-й – 790 тысяч. Есть годы по 75 тысяч, есть по 200.

        Смертность в ГУЛАГе – наивысшая  - 42-й, 43-й и 44-й годы – 20,74, 20,27 и 8,84% соответственно. Остальные годы – между процентом и тремя. (У Солженицына – 10% в месяц, т. е. 120% в год).

         В то же период 1921 – 1953 годов приговорено к высшей мере наказания 642 980 человек. Это уже число только «контрреволюционеров». 20 тысяч в год, с пиками, само собой, в 37-м и 38-м. Следует заметить, что, по самым осторожным оценкам, в исполнение приводилось до 75% смертных приговоров.

Попытка анализа.

        Вышеприведенные цифры, конечно, огромны. Но по расчётам И.Пыхалова, в современных США число заключённых, отбывающих назначенное судом наказание в тюрьме, составляет 757 человек на 100 000 населения с устойчивой тенденцией к росту в 5% в год, а в сталинском СССР составляло в пиковый 1950 год 1546 человек на 100 000 населения. Согласен, двукратное превосходство. Но даже если всю разницу мы посчитаем за незаконно репрессированных, получим в итоге 50%. То есть хотя бы наполовину сталинские репрессии были оправданы?

Данные по современной Украине, а в особенности по динамике за годы либерализации и гуманизации УК, не привожу из принципа, скажу только, что они ещё круче. Кому нужно, тот пусть во времена всеобщей демократии и расцвета гражданских свобод доищется до этих цифр, применит несложное арифметическое действие и раскритикует мои грязные инсинуации.

Безусловно, судьба каждого человека уникальна, его жизнь и здоровье являются наивысшей ценностью. Эти благие словеса мы можем прочитать во многих умных книгах, некоторые из которых даже называются Основной Закон. Только вот от какой печки мы пляшем, говоря о репрессиях? Если мы пляшем от утопических государств  Мора и Кампанеллы, то Сталин, несомненно, кровавый палач. Если же мы начнём отталкиваться от конкретной внутри- и внешнеполитической ситуации, его вина как-то потускнеет. И раз уж мы вменяем в вину Сталину и коммунистическому режиму «десятки миллионов» невинно пострадавших, то давайте изначально определимся, какой процент или какое число невинных мы изначально согласны допустить в качестве ошибочно пострадавших при установлении демократии. Примеры: казнь в Париже во времена Ивана Грозного от 4 до 12 тысяч человек за один день. Обезглавливание в Голландии во времена, когда она была колонией Испании, 100 тысяч человек за три месяца. Миллион сожжённых на кострах ведьм в период инквизиции. Светоч и спонсор наших демократов Америка вырезала (или выжгла, не знаю, как правильнее) ВСЁ женское население городка Сейлем за один год.

Личностный аспект.

        Как бы то ни было, сталинское время навсегда останется нашим прошлым. И, как бы мы к нему не относились, забыть или замолчать это прошлое не удастся, на то и демократия (а кто против неё – к стенке!). Действительно, наши дедушки и бабушки пережили (у кого получилось пережить) крайне тяжёлое время. Мой дед получил «десятку» за антисоветскую агитацию ещё в 1927, отсидел пять и закончил жизнь уважаемым ветераном Великой Отечественной. Повезло старику не дожить до расцвета гражданских прав и свобод в независимой Украине, умер в 1977-м. Не довелось ни по мусорникам полазать в поисках бутылок, ни почтальона повыглядывать в ожидании мизерной, да ещё и задержанной пенсии.

        И плюя в собственное казнённое и репрессированное прошлое, оглянитесь вокруг и спросите себя – вот это всё вокруг, присвоенное непонятно кем и год от года деградирующее и есть предел мечтаний человеческих с названием «демократия»? Или это пока ещё только переходный период? Подымитесь глазами выше: сколько ещё, говоря простым языком, должно сдохнуть до наступления этого великого счастья? Сколько талантов погибнет только потому, что некому и негде их раскрыть и развить? Щёлкая пальцами по клавиатуре, задумайтесь: когда была построена школа, которую Вы закончили? На каком году независимости открылась «музыкалка», в которую Вы ходили? А, ещё при Союзе…  Посмотрите на трамваи и троллейбусы вокруг – это тоже осколки сталинизма, на которых нашим бабушкам и дедушкам ещё пока позволяется ездить бесплатно, в компенсацию за отобранные достойную пенсию и сбережения.

        Солженицын живёт себе в Вермонте, братья Медведевы – в Лондоне. Душа Сахарова упокоилась, хочется надеяться, на небесах. Бесталанный театральный критик Радзинский процветает в залитой по глотку шальными деньгами Москве. Они достигли своей цели, их жизни прожиты не зря.

          Миллионы жертв? Теперь нолики можно отбрасывать.

contrstream: (Default)

Тема, которую я собираюсь затронуть, до сих пор остаётся весьма болезненной. Поэтому хотел бы для разминки попросить читателя ответить на несколько вопросов:

1. Верно ли утверждение «Вор должен сидеть в тюрьме?»

2. Необходима ли дисциплина на любом производстве?

3. Не нужно ли провести чистку в современной экономической и политической элите Украины?

4. Знаком ли читатель с реальными, основанными на вновь открытых архивах, цифровыми выражениями «массовости» и «масштабности» сталинских репрессий?

5. Существует ли в подлунном мире стопроцентно застрахованная от осуждения невиновных судебная система?

За долгие годы, начиная с хрущёвского «секретного» (тираж – 1 000 000 экземпляров) доклада на ХХ съезде партии (кому стало интересно, какой именно партии, может дальше не читать), произошёл вполне естественный процесс – легкий, несомый водой песок лжи слежался, окаменел и превратился в камень-песчаник под названием «Это знают все!» Исследования современных историков, публикуемые в малотиражных журналах и не менее малотиражных книгах, проходят мимо даже немногочисленной оставшейся читающей публики. Воспитанный на Солженицыне, Конквесте, Оруэлле, и не к ночи будь помянутом, Антонове-Овсеенко мозг отказывается нам служить. Всё наше существо вопиёт «Не сметь! Не трогать светлую память о жертвах репрессий! Все эти  миллионы пострадали невинно! Сталин – палач! Берия – палач! Все, кто жил тогда – палачи, потому что не возвысили свой голос в защиту миллионов невинных жертв! »

 Нас поглощают повседневные материальные и бесконечные предвыборные заботы. Под воздействием современных СМИ мы (подчёркиваю, ВСЕ мы) отучаемся размышлять, думать и рефлексировать, оценивать поступки и события по критериям здравого смысла. Ничего удивительного в этом нет, ведь размышления и выработка собственной точки зрения требуют и немалых интеллектуальных усилий, и наличия способности к этим усилиям. Снизившийся в последние годы уровень классического, гуманитарного образования привёл к тому, что нам стало проще ПОВЕРИТЬ тому или иному дяде с экрана, чем поразмыслить над проблемой самим. В итоге уровень любой дискуссии на политические темы сводится к банальному повторению уже многократно повторённых «истин», навешиванию ярлыков, а то и прямым оскорблениям. А ведь те постулаты, которые мы неистово пытаемся впихнуть друг другу за истины, часто не более чем многократно повторённая полуправда, а то и прямая ложь.

В небольшой заметке я не собираюсь разить читателя цифрами, ссылками и цитатами. Если кому-то захочется ознакомиться с источниками, я готов предоставить ссылки и библиографию по e-mail. Я не являюсь первооткрывателем в деле опровержения беллетристических сведений о «массовых репрессиях сталинизма». Исследования В. Кожинова,  П.Краснова, С. Кара-Мурзы и многих других честных учёных (честных хотя бы потому, что занимались темой репрессий наперекор конъюнктуре, которая в науке ещё посильней рыночной будет) достаточно доступны тому, кто хочет с ними ознакомиться. Либералы и демократы их уже даже не опровергают – нет смысла. Народ давно и прочно развели, теперь пускай пишут свою правду хоть на заборе – Союз уже развалили, приватизация уже прошла.

Хотя, конечно, реальные исследования масштабов репрессий менее доступны, чем творения Солженицына с его бесконечными «хотя в тюрьмах сидело всего двенадцать – тринадцать миллионов» и «четверть Ленинграда была расчищена» или «наиболее справедливой оценкой будет число от 8 до 9 миллионов» Конквеста.

Хотелось бы показать, что историческая наша зашоренность достигла критического уровня. Мы действительно пытаемся, по Оруэллу, овладеть прошлым, чтобы владеть будущим. Мы уже не говорим, что чёрное – это белое, мы бьём того, кто в чёрном за то, что он в белом. Один процент населения Америки, сидящий в тюрьмах – это верх развития демократии. Более одного процента украинцев в тюрьмах сейчас – это дорога к правовому государству. Один процент сидящих при Сталине (и это в пиковые годы) – это «массовые репрессии». Пишет товарищ о лагере, в котором сидело «миллион двести». А ведь одной «гарантийной» пайки хлеба (450 граммов) понадобилось бы 540 тонн в день! При тогдашней технике – 360 полуторок или 27 вагонов только чтобы доставить один хлеб! А если ударники, у которых пайка – до килограмма?

Наши дедушки и бабушки помнят, что тогда у всех был знакомый или родственник, который сидел. Покажите мне украинца, у которого сейчас не сидит знакомый или родственник. Если дедушка был поближе к верхам, то расскажет, как сажали «преданных большевиков» и «прекрасных руководителей производства». Покажите мне современного украинского чиновника, которого не посадили бы под свист и улюлюканье восторженной толпы!

Давайте посмотрим в наглые глаза правды и признаем, что байки о репрессиях – тяжёлая артиллерия борцов с Советским Союзом. Даже здравомыслящим людям, находившим  в себе моральные силы противостоять лживой прозападной пропаганде и утверждать, что НЕ ВСЕМ за пределами Союза доступны две машины, собственный дом о трёх этажах, сорок сортов колбасы и двадцать сортов баночного пива, трудно было «оскорбить память миллионов невинно пострадавших». Отрицание масштабов «репрессий» стало святотатством. Ведь сам Солженицын писал об этом!

В разные моменты истории россказни о десятках миллионов репрессированных оказываются одинаково выгодными сначала для тех, кто хотел нажить политический, а потом и натуральный капитал на уничтожении СССР. Трезвонящий о своей безоглядной любви к России Солженицын так и любит её из Вермонтского поместья, хотя репрессии давно вроде бы закончились. Спросить бы у владеющего «Норильским никелем» Владимира Потанина, не гложет ли его совесть за то, что теперь принадлежащий ему комбинат был построен трудом и на костях  «сотен тысяч заключённых»? Или задать вопрос украинским «национал-демократам», что лучше – посадить один процент по суду, или вырезать пятнадцать по национальной принадлежности, как сделала УПА с поляками на территории Украины?  

Неглупые люди, раздувавшие масштаб репрессий, добились своих целей. Народ можно не кормить – зато нет репрессий. Можно присвоить всё, что имеет какую-нибудь ценность – зато по ночам не ездит «чёрный ворон» (сейчас, видимо, на белых возят). Можно лишить граждан всякой защиты перед лицом бандитов – зато никого не расстреливают. Лишим их права на труд, жильё, медицину и образование – зато можно разрисовывать портрет президента, и тебе ничего за это не будет! Газеты полны рассказов о несправедливо осуждённых – зато об этом можно писать!

Но где-то придётся поставить точку. Когда-то придётся признать, что нас оболванили. Тупо дописывая где ноль, где два, соврали о том, что четверть страны было расстреляно, а половина – сидела. Раз сидели десятки миллионов, вся страна была зоной. Не было в тридцатые ни преступников, ни шпионов, ни вредителей, ни халатности. А если и были, то виновных нужно было гладить по головке, а не сажать. Согласен, крайне негуманно наказывать повара, по халатности отравившего десятки человек, или врача, залечившего больного до смерти. Видимо, жертвам будет приятнее, если таких специалистов будут награждать орденами.

Безусловно, невинно пострадавшие были, и в большом количестве. Но они есть и будут всегда. О судьбе Юрия Вередюка, якобы убившего журналиста Игоря Александрова, узнала вся страна. О судьбе скольких вередюков, безвинно сгинувших в тюрьмах, она так и не узнает?

Кажется, пора посмотреть на реальные цифры «репрессий» и понять: те, кто призывает нас «лучше жить стоя, чем умереть на коленях», после этих призывов обычно садятся в персональные авто и уезжают куда-нибудь в Конча-Заспу, а нам не то что встать не дают, а тычут с коленей лицом в грязь. Только называют это не «репрессиями» а «созданием социально ориентированного правового государства». И выходит эффективнее – при репрессиях население страны почему-то росло (плодились, видимо, в лагерях и камерах смертников), а без них – уменьшается.

Но этот парадокс пусть объясняют апологеты демократического выбора…

Profile

contrstream: (Default)
contrstream

December 2012

S M T W T F S
       1
23 4 56 7 8
910 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 06:38 am
Powered by Dreamwidth Studios