contrstream: (Суркис)
Однажды Президент Федерации Футбола Украины Григорий Михайлович™ прибыл в штаб-квартиру ФИФА в швейцарский город Ньон чтобы получить одну очень ответственную подпись под не менее ответственным документом. Финансовые дела Федерации в последнее время обстояли неблестяще, поэтому Григорий Михайлович™ решил не соваться сразу к Блаттеру, а получить подпись какой-нибудь сошки рангом пониже.

«Главное – бланк», думал он. «Они от одного вида эмблемы в штаны наложат. А там же ещё и про санкции написано, и про дисквалификации…»

Предвкушая грядущий конец украинской футбольной оппозиции, он открыл дверь кабинета Генерального Секретаря ФИФА Жерома Вальке. В кабинете часто и раздражительно звонили телефоны, иногда отдельно, а иногда оба сразу. Но никто не снимал трубок. Еще чаще раскрывалась дверь, стриженая служебная голова, просунувшись в комнату, растерянно поводила очами и исчезала, чтобы тотчас же дать место другой голове, но уже не стриженой, а поросшей жесткими патлами или попросту голой и сиреневой, как луковица. Но и луковичный череп ненадолго застревал в дверной щели. Комната была пуста.

Когда дверь открылась, быть может в пятидесятый раз за этот день, в комнату заглянул Григорий Михайлович™. Он, как и все, повертел головой слева направо и справа налево и, как все, убедился в том, что Вальке в кабинете нету. Дерзко выражая свое недовольство, Григорий Михайлович™ побрел по отделам, секциям, секторам и кабинетам, спрашивая, не видел ли кто господина Вальке. И во всех этих местах он получал одинаковый ответ: "Вальке только что здесь был", или: "Вальке минуту назад вышел".

Полуответственный Жером принадлежал к многолюдному виду служащих, которые или "только что здесь были", или "минуту назад вышли". Некоторые из них в течение целого служебного дня не могут даже добраться до своего кабинета. Ровно в девять часов такой человек входит в учрежденческий вестибюль и, полный благих намерений, заносит ножку на первую ступень лестницы. Его ждут великие дела. Он назначил у себя в кабинете восемь важных рандеву, два широких заседания и одно узкое. На письменном столе лежит стопка бумаг, требующих немедленного ответа. Вообще дел многое множество, суток не хватает. И полуответственный или ответственный гражданин бодро заносит ножку на мраморную ступень. Но опустить ее не так-то легко.

"Господин Вальке, на одну минуту, - слышится воркующий голос, - как раз я хотел проработать с вами один вопросик". Вальке мягко берут под ручку и отводят в уголок вестибюля. И с этого момента ответственный или полуответственный работник погиб для мирового футбола - он пошел по рукам. Не успеет он проработать вопросики пробежать три ступеньки, как его снова подхватывают, уводят к окну или в темный коридор, или в какой-нибудь пустынный закоулок, где неряха завхоз набросал пустые ящики, и что-то ему втолковывают, чего-то добиваются, на чем-то настаивают и просят что-то провернуть в срочном порядке. К трем часам дня он все-таки добирается до первой лестничной площадки. К пяти часам ему удается прорваться даже на площадку второго этажа. Но так как он обитает на третьем этаже, а служебный день уже окончился, он быстро бежит вниз и покидает учреждение, чтобы успеть посетить футбольный матч где-нибудь в Милане – ведь это же именно его усилиями, в конце концов, и жив пока ещё футбол в мире. А в это время в кабинете надрываются телефоны, рушатся назначенные рандеву, переписка лежит без ответа, а члены двух широких заседаний и одного узкого безучастно пьют чай и калякают о неполадках Твиттера.

Погоня за Вальке по этажам штаб-квартиры ФИФА осточертела Григорию Михайловичу™. Он никак не мог настигнуть славного Генерального Секретаря. Тот ускользал из рук. Вот здесь, в Комитете массового футбола, он только что говорил по телефону, еще горяча была мембрана и с черного лака телефонной трубки еще не сошел туман его дыхания. Вот тут, на подоконнике, еще сидел человек, с которым он только сейчас разговаривал. Один раз Григорий Михайлович™ увидел даже отражение Вальке в лестничном зеркале. Он бросился вперед, но зеркало тотчас же очистилось, отражая лишь окно с далеким облаком.

- Матушка-заступница, милиция-троеручица! - воскликнул Григорий Михайлович™, переводя дыхание.

- Что за банальный, опротивевший всем бюрократизм! В нашей Украинской Федерации тоже есть свои слабые стороны, всякие там неполадки в пробирной палатке, но такого, как в ФИФА…

Григорий Михайлович™ понял, что несмотря на скудость тех аргументов в европейской валюте, которые он мог предложить, придётся-таки идти к Блаттеру. Однако в приёмной Президента ФИФА он застал потрясающую картину:

Дальше здесь

 


Profile

contrstream: (Default)
contrstream

December 2012

S M T W T F S
       1
23 4 56 7 8
910 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 17th, 2017 04:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios